rivertsna: (Default)



Легализация однополых браков во Франции почти состоялась 12 февраля 2013 22:41
Версия для печати

Нижняя палата французского парламента одобрила законопроект, предусматривающий легализацию однополых браков. За это решение проголосовали 329 депутатов-социалистов и их союзников из левых партий. Против законопроекта голосовали 229 депутатов, большая часть которых относятся к бывшей правящей партии Союз в поддержку народного движения. Если законопроект одобрит и Сенат, то представители секс меньшинств получат право на создание семей, а также на усыновление детей. Напомним, что дебаты по законопроекту длились две недели, но оппозиции не удалось заблокировать документ. Теперь законопроекту предстоит обсуждение в Сенате, которое начнется 18 марта 2013 года. Борьба будет тяжелой, так как у социалистов в Сенате незначительное большинство. Кроме того, противники законопроекта намерены активизировать борьбу. На 24 марта намечено общенациональное выступление.
http://www.ekhoplanet.ru/society_1956_18551
rivertsna: (Default)
Французские власти одобрили поправки к законодательству, допускающие проведение эвтаназии в исключительных случаях. Ожидается, что изменения вступят в силу с лета 2013 года.

Как сообщают местные СМИ, больные смогут прибегнуть к эвтаназии в трех случаях. Во-первых, когда находящийся в сознании больной самостоятельно и четко заявит о своем желании умереть. Во втором случае ответственность за такое решение ляжет на плечи родственников неизлечимых пациентов, однако в этом случае понадобится разрешение врачебного консилиума. Третья ситуация касается пациентов, жизнь которых поддерживается искусственным путем.

Российские эксперты взглянули на проблему с разных точек зрения, прокомментировав возможные плюсы и минусы разрешения на эвтаназию, сообщает портал Yoki.ru. По мнению священника и секретаря Совета по биоэтике при Московском патриархате, кандидата медицинских наук Максима Обухова, любая нетипичная ситуация может квалифицироваться как исключительный случай. Он подчеркнул, что эвтаназия всегда связана с деньгами, и зачастую попытка сэкономить средства на лечении выдается за милосердие. Обухов высказался принципиально против разрешения «легкой смерти», поскольку из добровольной она может перейти в принудительную. Со священником согласен и доктор медицинских наук, профессор, хирург Андрей Писклаков, который также отметил, что разрешение эвтаназии может привести к многочисленным злоупотреблениям.

В свою очередь врач-сексолог, кандидат психологических наук Юрий Левченко придерживается другой позиции. Он указал, что в случае с эвтаназией необходимо отказаться от религиозных оценок, а разрешение на добровольный уход из жизни будет способствовать развитию гражданского общества. По мнению Левченко, общество имеет право устанавливать законы жизни. Он добавил, что решение об эвтаназии ни в коем случае не могут принимать врачи, они должны выступать лишь в качестве экспертов, сообщающих о перспективах пациентов. Выбирать же между неизлечимой болезнью и смертью должен или сам больной, или его близкие, или общественная организация, если человек одинок.

http://www.pravda.ru/news/society/20-02-2013/1145632-0/
rivertsna: (Default)
Диакон Владимир Василик о предложении Станислава Белковского «реформировать» Церковь …
Как сообщалось, известный либеральный политтехнолог Станислав Белковский в газете «Московский комсомолец» опубликовал статью, в которой фактически потребовал «реформирования» Русской Православной Церкви.

«Уход папы Римского важен для нас еще и потому, что напоминает о проклятых вопросах, касающихся судьбы нашей Церкви - Русской Православной Церкви Московского Патриархата (РПЦ МП). Ведь она тоже нуждается в кардинальных (прошу прощения за неудачный каламбур) реформах. Именно 2012 год высветил потребность в таких реформах ярко, как ничто и никогда», - заявил, в частности, Белковский.

По его мнению, Русская Церковь «остается - и все более становится - придатком исполнительной власти». Также либеральный политтехнолог обнародовал «основные положения доктрины церковной реформации»: ликвидация Церкви «как общественной организации, единого бюрократического целого»; трансформация Русской Православной Церкви в Российскую Православную Церковь, в «конфедерацию независимых приходов». При этой системе, по мысли Белковского, прихожане будут избирать себе пастырей, пастыри - епископов, епископы - Патриарха. Политтехнолог считает, что «неизменную со сталинских времен модель вертикального управления Церковью следует упразднить». Также он полагает, что «необходимо возродить процедуру оглашения (катехизации) - всякий член Церкви должен понимать, почему он становится православным, и что есть Бог, который главнее всех земных начальств». Кроме того, Белковский высказал мнение, что, «следуя (только в данном случае) католическому примеру, надо ввести институт конфирмации: любой взрослый человек, даже если он крещен в детстве, должен подтвердить, что принадлежит к Православной Церкви».

«Реформация необходима для того, чтобы Церковь стала институтом раскрепощения русского человека, перестав быть агентом авторитаризма и служанкой светской власти», - считает политтехнолог.

Заявление С.Белковского прокомментировал в интервью «Русской народной линии» к.филол.н., доцент Исторического факультета СПбГУ диакон Владимир Василик.

Что касается «рекомендаций» Белковского, то вначале, по примеру героя Александра Островского, следует его спросить: «Поведай нам, как ты дожил до 50 лет и сохранил во всей неприкосновенности ум 5-летнего ребенка?» Предложения Белковского, на первый взгляд, достойны смеха. С одной стороны, человек предлагает ликвидировать Русскую Православную Церковь в ее нынешнем виде; с другой стороны, предлагает ей переименоваться. Как это понять? С одной стороны, он предлагает явно протестантскую модель конфедерации приходов и полную выборность сверху донизу; с другой стороны, по примеру католиков, он предлагает конфирмацию. У этого человека просто хаос в голове, типичное инфантильное сознание.

Станислав Белковский - самозванец, потому что никакого отношения к Русской Православной Церкви он не имеет. Он ни за что не отвечает, соответственно, не имеет никакого права высказывать какие-либо рекомендации. Это все равно, если бы какой-нибудь пьяный грузчик дядя Вася полез бы давать советы ректору университета или ребенок-детсадовец стал бы поучать министра обороны.

В этих «рекомендациях» нет ничего нового, что не говорила бы наша околоцерковная либеральная обшмыга. Советы «десталинизировать» Церковь, к сожалению, звучали даже на нашем епархиальном радио «Град Петров». К тому же, о какой «сталинизации» Церкви может идти речь, когда эта Церковь так страшно пострадала в кровавые 20-30 годы? Это издевательство над нами, верующими, в духе Емельяна Ярославского (Минея Израилевича Губельмана, считавшегося главой советских безбожников).

Не ново и предложение устроить конфедерацию приходов и выборность сверху донизу - это кочетковщина. Всего лишь «милая», либеральная кочетковщина, когда прихожане отца Георгия говорили: «А у нас есть свой епископ - отец Георгий», лукаво играя новозаветным понятием «пресвитер», которое включало в себя и слово «епископ». Это требование внутрицерковной демократии. А к чему привела нас демократия на государственном уровне, вы уже видели, она едва не погубила страну. Существовало, существует и будет существовать единое тело поместной Русской Православной Церкви, которая была основана святым равноапостольным князем Владимиром, утверждена нашими святителями, намолена нашими преподобными, освящена потом и кровью наших мучеников и подвижников, благословлена Святейшими восточными Патриархами на самостоятельное служение и осенена венцом Патриаршества при благочестивом Государе Феодоре Иоанновиче в 1589 году. Это тело было, есть и будет единым.

То, что предлагает Белковский, - всего лишь пожелания в духе небезызвестного исторического деятеля Адольфа Алоизовича Шикльгрубера, простите, Адольфа Гитлера, который в 1942 году в выступлении перед высшими чинами Рейха говорил: «Необходимо раздробить в религиозном плане русское пространство на большее число единиц. Было бы желательно, чтобы в каждом городе и в каждом селе была своя Церковь, своя вера, а если они начнут практиковать черную магию, то мы и в этом не должны им препятствовать».

То, что предлагает Белковский, - это обыкновенный фашизм, обыкновенный либерально-демократический фашизм, не более того. Другое дело, что в рамках постмодерна он выглядит не столько страшно, сколько смешно и отвратительно, как говорится, «все это было бы смешно, когда бы не было так грустно», а, точнее, когда бы не было так гнусно.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/02/19/obyknovennyj_liberalnodemokraticheskij_fashizm/
rivertsna: (Default)
Во всяком случае,хочешь на некоторое время оказаться в преддверии ада,-ложись по скорой в 67-ю: http://67gkb.ru/o-bolnitsce/urologicheskoe-otdelenie/, особенно удачным будет попадание к врачу Блохину Павлу Сергеевичу, кандидату медицинских наук.Нижний ряд-в центре.




Описание внешнее: обычная клиника, ремонт которой растянулся на годы. В половине ординаторской идет ремонт.Больные радостно наблюдают за работой штукатуров.В половине болящих ремонт пока лишь ожидается.Из-под матрасов по ночам оживленно выглядывают на свет Божий полчища тараканов,которые не упускают возможности побегать при лунном свете.Камеры,-простите,палаты забиты максимально.Если повезет,можно попасть в бывшую складскую комнату,где дверь висит на одной петле,а ночная лампочка сгорела.Поэтому в течение минимум недели больные подвергаются пытке светом.Мне повезло.
Еда-обычная больничная еда.Некоторое разнообразие ей придает,возможно,режим сверх-разумной экономии и манера подачи: хлеб раздается руками няни строго по счету и кладется прямо на грязную тумбочку больного.Впрочем,точно так же предлагаются таблетки,если о них вспоминают,конечно.Ломаются руками и выдаются в руки.Впрочем,говорят,после угрозы жалобы в Минздрав стали класть в пакетики.Кефир разливается строго по 1/2 чашки как некая живительная влага. В мужских палатах часто курят.Поймать курильщиков затруднительно,п.что ночами персонал почивает.В туалетах курят почти открыто.Поэтому дышать весьма затруднительно.Особенно ночью.Впрочем,перед обходом персонал проветривает помещения.
Самое интересное,конечно,врачебный персонал и его взаимоотношения с больными.В шесть утра больных будят,ставят градусники,заставляют судорожно прибирать тумбочки,врубают полный свет:ждут обход.Около восьми часов в палату боком (иначе просто не войдешь) входит взвод врачей во главе с зав.отделением.Блохин П.С.,палатный врач,о существовании которого узнаешь лишь во время дежурного обхода,браво отчитывается о состоянии больного,которого видит впервые и которого никогда не слышал и не услышит.Открывать рот не рекомендуется-нарушение дисциплины:доктор лучше знает,где у вас болит.Три-пять минут,и "обход" закончен.Та же процедура повторяется в 16-17-00.Спросить что-то у врача можно исключительно на бегу или нечаянно наткнувшись на него.Впрочем,в ответ:супер,прикольно,знатно,у вас анализы лучше моих,я пойду пооперирую руками и проч.Правда,можно услышать-от других палатных врачей:голова у вас болеть не может,она-кость,за такие бабки чтоб я распинался тут,мне наплевать,что вам говорили 7 урологов,-мне и сам президент-не указ и т.п.Дежурный врач входит в палату с тяжелыми больными:у вас все прекрасно?-прекрасно...И был таков.
Выписка господина Блохина чудодейственна:камень сам по себе уменьшается вполовину,состояние становится младенчески-прекрасным и проч.Даже результаты вполне тщательных обследований перевираются.В конечном счете выписка превращается в сочинение на вольную тему,которое практически никакого отношения к больному не имеет.На вопрос о том,как могло так случиться,ответ:а вам что за разница,какой величины камень,-1см или 3 мм? Что касается практических советов,рекомендаций,-это ветхо-заветная архаика.Народ здесь боевой,молодой и архаику не использует.
В отделении -зараза,что не удивительно:больных рвет,несет и проч.Из палат с лежачими санитарка бодро цепляет результаты шваброй и через все отделение тащит в уборную.Пока она дотащит,пока подотрет,ходячие,пораженные вирусом,успевают пробежаться и разнести все дальше....

Так что приглашаю любителей экстрима...
rivertsna: (Default)
....Будучи профессором санкт-петербургской духовной академии, в своей преподавательской , публицистической и миссионерской работах, одной из своих задач я ставлю проявить у наших современников чувство вины и стыда за то, чем была наша страна семьдесят лет при коммунистах. ....

Мне, как православному священнику, приходится констатировать то печальное обстоятельство, что русский народ, в отличие от других народов, оказался менее духовно подготовлен к тому, чтобы не поддаться соблазну коммунистического утопизма. Видимо, мои предшественники, православные священнослужители, воспитывая тысячу лет народ, не смогли воспитать у него такое христианское мировоззрение, которое позволило бы ему увидеть в коммунизме великий духовный соблазн.....

Подлинное христианство религия немногих, она аристократична, подлинных христиан всегда было и будет немного....

Нужно было этих женщин оставить на попечении их собственной совести, а сейчас получилось, что все больше приличных людей им симпатизирует, и осуждает церковь.....

Политруков сейчас нет, но заменять их кем-то надо.

Среди молодежи людей с религиозными запросами очень немного. Более того, в нашу армию попадают люди, в основном, из неблагополучных семей, менее образованные и социально-отсталых....

Если мы возьмем, к примеру, интернет-ресурсы, то можем встретить порталы, которые активно работают, но которые скорее дискредитируют церковь. Например, «Русская народная линия». Но есть и культурный православный ресурс - «Православие и мир»....

Если запад и гниет, то до духовной смерти ему далеко. Ни в одной западной стране так долговременно и основательно не уничтожали церковь, как это было у нас. Для меня это свидетельство того, что на Западе христианские ценности имеют больше влияние на жизнь общества и государства, чем у нас. Поэтому я не считаю, что запад более бездуховный, чем мы.....

Полностью: http://ruskline.ru/analitika/2012/10/32/podlinnoe_hristianstvo_aristokratichno/
rivertsna: (Default)
Плиты с именами павших на войне советских солдат, которыми выложены дорожки на одном из участков в Ленинградской области, после публикации их фотографий в Интернете привлекли к себе внимание не только журналистов, но и полиции и местной власти.



Как сообщает корреспондент «Фонтанки» с места событий, сейчас в садоводстве завода имени Кулакова находится множество представителей СМИ, а также правоохранительных органов и муниципальной власти. Хозяев в доме не оказалось. Полиция, осмотрев место через забор, составила некий протокол, а глава местной власти принял решение пройти на участок для осмотра, невзирая на то, что он был закрыт. По словам соседей, дорожки вымощены мемориальными плитами уже лет 40 и до того, как об этом стало известно журналистам, это никого не волновало.

Напомним, что о вопиющем случае неуважения к памяти павших солдат в редакцию «Фонтанки» сообщил читатель.

"В Ленобласти, на станции Михайловское, в садоводстве завода имени Кулакова, на улице Дружбы, существует некий дачный участок (жилой дом), дворовые дорожки которого выложены плитами с могил воинов Великой Отечественной войны. Это плиты в память о наших бойцах, погибших под Мгой, Любанью, Синявино и т.д.", - пишет читатель "Фонтанки".

http://www.fontanka.ru/2012/05/04/112/

http://www.fontanka.ru/2012/05/04/115/
rivertsna: (Default)
Плиты с именами павших на войне советских солдат, которыми выложены дорожки на одном из участков в Ленинградской области, после публикации их фотографий в Интернете привлекли к себе внимание не только журналистов, но и полиции и местной власти.



Как сообщает корреспондент «Фонтанки» с места событий, сейчас в садоводстве завода имени Кулакова находится множество представителей СМИ, а также правоохранительных органов и муниципальной власти. Хозяев в доме не оказалось. Полиция, осмотрев место через забор, составила некий протокол, а глава местной власти принял решение пройти на участок для осмотра, невзирая на то, что он был закрыт. По словам соседей, дорожки вымощены мемориальными плитами уже лет 40 и до того, как об этом стало известно журналистам, это никого не волновало.

Напомним, что о вопиющем случае неуважения к памяти павших солдат в редакцию «Фонтанки» сообщил читатель.

"В Ленобласти, на станции Михайловское, в садоводстве завода имени Кулакова, на улице Дружбы, существует некий дачный участок (жилой дом), дворовые дорожки которого выложены плитами с могил воинов Великой Отечественной войны. Это плиты в память о наших бойцах, погибших под Мгой, Любанью, Синявино и т.д.", - пишет читатель "Фонтанки".

http://www.fontanka.ru/2012/05/04/112/

http://www.fontanka.ru/2012/05/04/115/
rivertsna: (Default)
Плиты с именами павших на войне советских солдат, которыми выложены дорожки на одном из участков в Ленинградской области, после публикации их фотографий в Интернете привлекли к себе внимание не только журналистов, но и полиции и местной власти.



Как сообщает корреспондент «Фонтанки» с места событий, сейчас в садоводстве завода имени Кулакова находится множество представителей СМИ, а также правоохранительных органов и муниципальной власти. Хозяев в доме не оказалось. Полиция, осмотрев место через забор, составила некий протокол, а глава местной власти принял решение пройти на участок для осмотра, невзирая на то, что он был закрыт. По словам соседей, дорожки вымощены мемориальными плитами уже лет 40 и до того, как об этом стало известно журналистам, это никого не волновало.

Напомним, что о вопиющем случае неуважения к памяти павших солдат в редакцию «Фонтанки» сообщил читатель.

"В Ленобласти, на станции Михайловское, в садоводстве завода имени Кулакова, на улице Дружбы, существует некий дачный участок (жилой дом), дворовые дорожки которого выложены плитами с могил воинов Великой Отечественной войны. Это плиты в память о наших бойцах, погибших под Мгой, Любанью, Синявино и т.д.", - пишет читатель "Фонтанки".

http://www.fontanka.ru/2012/05/04/112/

http://www.fontanka.ru/2012/05/04/115/
rivertsna: (Default)
Отец Павел, дискуссионный арт-клуб – это просто учебный практикум по миссиологии для студентов духовных школ?

И да, и нет. Не так давно в Академии появились новые клубы – это книжный клуб «Эйдос», клуб любителей авторского кино «Диалог», в стадии формирования ещё два клуба – литературный и журналистский. Кроме того, постепенно вырисовываются контуры студенческого научного общества – очень важного явления для богословской жизни духовной школы. Все эти формы деятельности – клубы, кружки, семинары – направлены на решение общей задачи: научить будущего священнослужителя занимать активную позицию в современном обществе. Ведь сегодня от пастыря ждут не только грамотного совершения богослужения, хорошей проповеди и мудрого душепопечения, но и ответов на вопросы, которые волнуют современника, и в то же самое время их очень непросто решить исключительно в парадигме святоотеческого учения. Поэтому здесь речь не столько о миссии, сколько о наведении мостов между церковным сообществом и представителями различных видов и направлений искусства. Цель этих мостов – научиться вести разговор, дискуссию в том числе и с такими деятелями в сфере культуры, которые не декларируют себя как «верные чада Русской Православной Церкви», но при этом у нас есть достаточно тем для интересного разговора с ними. Для первой такой встречи в день открытия клуба мы пригласили Бориса Гребенщикова.

Хорошо, если миссия здесь ни при чем, то почему не опера или балет, а сразу рок? Почему не классика?

Мы ориентируемся, прежде всего, на диалог с такими представителями современной культуры, которые затрагивают религиозную тематику, и в то же время едва ли легко их отнести к разряду людей воцерковлённых. Как советовал один мудрый современник, ходите всегда по самому тяжёлому и сложному маршруту – на нём вы не встретите конкурентов.

Вы начали с приглашения Бориса Гребенщикова, это явно задает формат последующих гостей. Как бы Вы определили этот формат – ведь это, как мы поняли, и не попса, и не высокое искусство, и не узкое явление субкультуры. Кого вы хотите видеть в арт-клубе?

Почему обязательно сразу так категорично – «задаёт формат»? У нас запланированы встречи не только с известными деятелями на музыкальной и театральной арене, но и писателями, художниками, режиссёрами, руководителями творческих объединений.

Можете назвать конкретные фамилии?

Отчасти, как это сейчас говорят, «это коммерческая тайна». Но после встречи с Борисом Гребенщиковым у нас запланирован творческий вечер Сергея Лукьяненко.

Не слишком ли это всё смело? Вы не боитесь негативной реакции более консервативно настроенной части православной общественности?

Боишься – или не боишься – какая разница? а дело надо делать. Я глубоко уверен, что мы не погрешаем против Истины Божией, входя в диалог с выдающимися представителями современной культуры. Апостол Павел ведь не боялся быть для язычников как язычник, для иудеев – иудеем, для беззаконных – как бы чуждым закона. Этому мастерству, точнее, искусству «быть всем для всех, чтобы приобрести хотя бы некоторых» и надо учиться всем нам – хотя бы в самой малой мере. На самом деле, это ведь один из видов духовного подвига – суметь увидеть в чужой среде, в неродном для тебя явлении Божественную искру, а не осудить сходу то, чего не понимаешь и не можешь принять. Конечно, прежде всего это помогает увидеть себя самого в контражуре – а какова твоя ценность как христианина, как части Тела Христова? Есть ли что тебе ответить на этот вызов – или не остаётся ничего другого, кроме как отвернуться и осудить?

Церковное искусство застыло в формах многовековой давности. Может стоит прилагать усилия для его реанимирования вместо того, чтобы заигрывать с современными светскими творцами?

А мы и не заигрываем ни с кем. Наша задача – ближе познакомиться и попытаться понять, что движет, чем вдохновляется современное искусство. Я не думаю, что церковное искусство закоснело в средневековых формах. Просто оно, как проверенное веками, спокойно и избирательно относится к пёстрому многообразию явлений современной культуры, и если что-то действительно оказывается полезным с точки зрения вечности, то вполне это может вобрать в себя и сделать частью церковной жизни. Живой пример тому – личность митрополита Илариона и его деятельность как композитора.

Вернемся к практической пользе арт-клуба. Что семинарист должен вынести с этих встреч и дискуссий? Например, пришел он на концерт Гребенщикова, послушал песни, задал вопросы, услышал ответы, и? Что осталось у него в голове?

Главное, что должно остаться в голове, а, точнее, в сердце – то, что настоящая красота, как и истина, всегда принадлежит Богу, и Ему одному. Если изъять из мира эти разбросанные повсюду – и прежде всего, на поле культуры – отблески Божественной красоты, любви и правды – мир тотчас превратится в настоящий ад уже здесь и сейчас. И каждый священник должен уметь отличать в том числе среди культурных событий истинное от ложного, вдохновлённое тоской по Божественному – или же питающееся процессами распада самовлюблённой личности. Конечно, в современном искусстве всё очень перемешано – и добро, и зло, и доблесть, и нечестие – но другого культурного пространства нам не дано. Поэтому остаётся одно: аккуратно и трезво знакомиться, узнавать, взвешивать и оценивать, уклоняться от злого и поддерживать, развивать, взращивать все то доброе, что уходит своими корнями в вечность.

http://www.mpda.ru/site_pub/767415.html
rivertsna: (Default)
Отец Павел, дискуссионный арт-клуб – это просто учебный практикум по миссиологии для студентов духовных школ?

И да, и нет. Не так давно в Академии появились новые клубы – это книжный клуб «Эйдос», клуб любителей авторского кино «Диалог», в стадии формирования ещё два клуба – литературный и журналистский. Кроме того, постепенно вырисовываются контуры студенческого научного общества – очень важного явления для богословской жизни духовной школы. Все эти формы деятельности – клубы, кружки, семинары – направлены на решение общей задачи: научить будущего священнослужителя занимать активную позицию в современном обществе. Ведь сегодня от пастыря ждут не только грамотного совершения богослужения, хорошей проповеди и мудрого душепопечения, но и ответов на вопросы, которые волнуют современника, и в то же самое время их очень непросто решить исключительно в парадигме святоотеческого учения. Поэтому здесь речь не столько о миссии, сколько о наведении мостов между церковным сообществом и представителями различных видов и направлений искусства. Цель этих мостов – научиться вести разговор, дискуссию в том числе и с такими деятелями в сфере культуры, которые не декларируют себя как «верные чада Русской Православной Церкви», но при этом у нас есть достаточно тем для интересного разговора с ними. Для первой такой встречи в день открытия клуба мы пригласили Бориса Гребенщикова.

Хорошо, если миссия здесь ни при чем, то почему не опера или балет, а сразу рок? Почему не классика?

Мы ориентируемся, прежде всего, на диалог с такими представителями современной культуры, которые затрагивают религиозную тематику, и в то же время едва ли легко их отнести к разряду людей воцерковлённых. Как советовал один мудрый современник, ходите всегда по самому тяжёлому и сложному маршруту – на нём вы не встретите конкурентов.

Вы начали с приглашения Бориса Гребенщикова, это явно задает формат последующих гостей. Как бы Вы определили этот формат – ведь это, как мы поняли, и не попса, и не высокое искусство, и не узкое явление субкультуры. Кого вы хотите видеть в арт-клубе?

Почему обязательно сразу так категорично – «задаёт формат»? У нас запланированы встречи не только с известными деятелями на музыкальной и театральной арене, но и писателями, художниками, режиссёрами, руководителями творческих объединений.

Можете назвать конкретные фамилии?

Отчасти, как это сейчас говорят, «это коммерческая тайна». Но после встречи с Борисом Гребенщиковым у нас запланирован творческий вечер Сергея Лукьяненко.

Не слишком ли это всё смело? Вы не боитесь негативной реакции более консервативно настроенной части православной общественности?

Боишься – или не боишься – какая разница? а дело надо делать. Я глубоко уверен, что мы не погрешаем против Истины Божией, входя в диалог с выдающимися представителями современной культуры. Апостол Павел ведь не боялся быть для язычников как язычник, для иудеев – иудеем, для беззаконных – как бы чуждым закона. Этому мастерству, точнее, искусству «быть всем для всех, чтобы приобрести хотя бы некоторых» и надо учиться всем нам – хотя бы в самой малой мере. На самом деле, это ведь один из видов духовного подвига – суметь увидеть в чужой среде, в неродном для тебя явлении Божественную искру, а не осудить сходу то, чего не понимаешь и не можешь принять. Конечно, прежде всего это помогает увидеть себя самого в контражуре – а какова твоя ценность как христианина, как части Тела Христова? Есть ли что тебе ответить на этот вызов – или не остаётся ничего другого, кроме как отвернуться и осудить?

Церковное искусство застыло в формах многовековой давности. Может стоит прилагать усилия для его реанимирования вместо того, чтобы заигрывать с современными светскими творцами?

А мы и не заигрываем ни с кем. Наша задача – ближе познакомиться и попытаться понять, что движет, чем вдохновляется современное искусство. Я не думаю, что церковное искусство закоснело в средневековых формах. Просто оно, как проверенное веками, спокойно и избирательно относится к пёстрому многообразию явлений современной культуры, и если что-то действительно оказывается полезным с точки зрения вечности, то вполне это может вобрать в себя и сделать частью церковной жизни. Живой пример тому – личность митрополита Илариона и его деятельность как композитора.

Вернемся к практической пользе арт-клуба. Что семинарист должен вынести с этих встреч и дискуссий? Например, пришел он на концерт Гребенщикова, послушал песни, задал вопросы, услышал ответы, и? Что осталось у него в голове?

Главное, что должно остаться в голове, а, точнее, в сердце – то, что настоящая красота, как и истина, всегда принадлежит Богу, и Ему одному. Если изъять из мира эти разбросанные повсюду – и прежде всего, на поле культуры – отблески Божественной красоты, любви и правды – мир тотчас превратится в настоящий ад уже здесь и сейчас. И каждый священник должен уметь отличать в том числе среди культурных событий истинное от ложного, вдохновлённое тоской по Божественному – или же питающееся процессами распада самовлюблённой личности. Конечно, в современном искусстве всё очень перемешано – и добро, и зло, и доблесть, и нечестие – но другого культурного пространства нам не дано. Поэтому остаётся одно: аккуратно и трезво знакомиться, узнавать, взвешивать и оценивать, уклоняться от злого и поддерживать, развивать, взращивать все то доброе, что уходит своими корнями в вечность.

http://www.mpda.ru/site_pub/767415.html
rivertsna: (Default)
Отец Павел, дискуссионный арт-клуб – это просто учебный практикум по миссиологии для студентов духовных школ?

И да, и нет. Не так давно в Академии появились новые клубы – это книжный клуб «Эйдос», клуб любителей авторского кино «Диалог», в стадии формирования ещё два клуба – литературный и журналистский. Кроме того, постепенно вырисовываются контуры студенческого научного общества – очень важного явления для богословской жизни духовной школы. Все эти формы деятельности – клубы, кружки, семинары – направлены на решение общей задачи: научить будущего священнослужителя занимать активную позицию в современном обществе. Ведь сегодня от пастыря ждут не только грамотного совершения богослужения, хорошей проповеди и мудрого душепопечения, но и ответов на вопросы, которые волнуют современника, и в то же самое время их очень непросто решить исключительно в парадигме святоотеческого учения. Поэтому здесь речь не столько о миссии, сколько о наведении мостов между церковным сообществом и представителями различных видов и направлений искусства. Цель этих мостов – научиться вести разговор, дискуссию в том числе и с такими деятелями в сфере культуры, которые не декларируют себя как «верные чада Русской Православной Церкви», но при этом у нас есть достаточно тем для интересного разговора с ними. Для первой такой встречи в день открытия клуба мы пригласили Бориса Гребенщикова.

Хорошо, если миссия здесь ни при чем, то почему не опера или балет, а сразу рок? Почему не классика?

Мы ориентируемся, прежде всего, на диалог с такими представителями современной культуры, которые затрагивают религиозную тематику, и в то же время едва ли легко их отнести к разряду людей воцерковлённых. Как советовал один мудрый современник, ходите всегда по самому тяжёлому и сложному маршруту – на нём вы не встретите конкурентов.

Вы начали с приглашения Бориса Гребенщикова, это явно задает формат последующих гостей. Как бы Вы определили этот формат – ведь это, как мы поняли, и не попса, и не высокое искусство, и не узкое явление субкультуры. Кого вы хотите видеть в арт-клубе?

Почему обязательно сразу так категорично – «задаёт формат»? У нас запланированы встречи не только с известными деятелями на музыкальной и театральной арене, но и писателями, художниками, режиссёрами, руководителями творческих объединений.

Можете назвать конкретные фамилии?

Отчасти, как это сейчас говорят, «это коммерческая тайна». Но после встречи с Борисом Гребенщиковым у нас запланирован творческий вечер Сергея Лукьяненко.

Не слишком ли это всё смело? Вы не боитесь негативной реакции более консервативно настроенной части православной общественности?

Боишься – или не боишься – какая разница? а дело надо делать. Я глубоко уверен, что мы не погрешаем против Истины Божией, входя в диалог с выдающимися представителями современной культуры. Апостол Павел ведь не боялся быть для язычников как язычник, для иудеев – иудеем, для беззаконных – как бы чуждым закона. Этому мастерству, точнее, искусству «быть всем для всех, чтобы приобрести хотя бы некоторых» и надо учиться всем нам – хотя бы в самой малой мере. На самом деле, это ведь один из видов духовного подвига – суметь увидеть в чужой среде, в неродном для тебя явлении Божественную искру, а не осудить сходу то, чего не понимаешь и не можешь принять. Конечно, прежде всего это помогает увидеть себя самого в контражуре – а какова твоя ценность как христианина, как части Тела Христова? Есть ли что тебе ответить на этот вызов – или не остаётся ничего другого, кроме как отвернуться и осудить?

Церковное искусство застыло в формах многовековой давности. Может стоит прилагать усилия для его реанимирования вместо того, чтобы заигрывать с современными светскими творцами?

А мы и не заигрываем ни с кем. Наша задача – ближе познакомиться и попытаться понять, что движет, чем вдохновляется современное искусство. Я не думаю, что церковное искусство закоснело в средневековых формах. Просто оно, как проверенное веками, спокойно и избирательно относится к пёстрому многообразию явлений современной культуры, и если что-то действительно оказывается полезным с точки зрения вечности, то вполне это может вобрать в себя и сделать частью церковной жизни. Живой пример тому – личность митрополита Илариона и его деятельность как композитора.

Вернемся к практической пользе арт-клуба. Что семинарист должен вынести с этих встреч и дискуссий? Например, пришел он на концерт Гребенщикова, послушал песни, задал вопросы, услышал ответы, и? Что осталось у него в голове?

Главное, что должно остаться в голове, а, точнее, в сердце – то, что настоящая красота, как и истина, всегда принадлежит Богу, и Ему одному. Если изъять из мира эти разбросанные повсюду – и прежде всего, на поле культуры – отблески Божественной красоты, любви и правды – мир тотчас превратится в настоящий ад уже здесь и сейчас. И каждый священник должен уметь отличать в том числе среди культурных событий истинное от ложного, вдохновлённое тоской по Божественному – или же питающееся процессами распада самовлюблённой личности. Конечно, в современном искусстве всё очень перемешано – и добро, и зло, и доблесть, и нечестие – но другого культурного пространства нам не дано. Поэтому остаётся одно: аккуратно и трезво знакомиться, узнавать, взвешивать и оценивать, уклоняться от злого и поддерживать, развивать, взращивать все то доброе, что уходит своими корнями в вечность.

http://www.mpda.ru/site_pub/767415.html

Profile

rivertsna: (Default)
rivertsna

November 2014

S M T W T F S
      1
234567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios