Feb. 19th, 2013

rivertsna: (Default)
Евангелие заповедует любовь к врагам: святые Отцы похваляют любовь, равную ко всем. – Неужели любовь к ближнему должна быть чужда всякаго различия?

Вот о чем думаю теперь беседовать с вами. Хотелось бы мне сказать вам об этом предмете слово не мое, а Божие: да дарует мне это слово милосердый Бог.

Понимаю только ту любовь, которая действует по священным велениям Евангелия, при его свете, которая сама – свет. Другой любви не понимаю, не признаю, не принимаю. Любовь, превозносимая миром, признаваемая человеками их собственностию, запечатленная падением, недостойна именоваться любовию: она – искажение любви. Потому-то она так враждебна любви святой, истинной.

Истинная, святая любовь к Богу и ближнему, отчетливо изображена в евангельских заповедях; правильное, непорочное действие ея является в исполнении евангельских заповедей. Кто любит Мя, – сказал Господь, – заповеди Моя соблюдет. В такой любви не может быть ни мечтательности, ни плотскаго разгорячения, потому что исполнение Христовых заповедей совершается новоначальными с насилием над собою, с таким насилием, что оно названо распятием, а преуспевшими и ощутившими благодатное осенение – с обильным ощущением мира Христова. Мир Христов есть некоторый тонкий духовный хлад: когда он разольется в душе, – она пребывает в высоком молчании, в священной мертвости.

“Не приидох, – говорит Законоположитель любви святой и истинной, говорит сама Любовь – Бог, – не приидох воврещи мир на землю, но меч. Приидох бо разлучити человека на отца своего, и дщерь на матерь свою, и невестку на свекровь свою: и врази человеку домашнии его” (Матф. 10, 34-36). А все поступки наши по отношению к ближнему, и добрые и злые, Господь будет судить, как бы они были сделаны относительно Его Самого (Матф. 25). Весь закон Господь сосредоточил в двух заповедях: в любви к Богу и в любви к ближнему. Любовь – союз совершенства, – сказал Апостол. Если так, то для чего же меч, для чего вражда и разлучение? Потому что Бог отвергает любовь плотскую, любовь, которую узнал Адам по падении, – принимает только одну духовную любовь, которую явил миру Новый Адам, Господь наш Иисус Христос. Мы должны любить так, как Он любит: любовь падшаго ветхаго Адама – плод, запрещенный в раю Новаго Завета. Она-то преисполнена порывов, мечтательности, переменчива, пристрастна, любит создание вне Бога. Устранен Бог всецело из отношений этой любви, призван к участию в ней грех и сатана.

Любовь духовная постоянна, безпристрастна и безстрастна, вся – в Боге, объемлет всех ближних, всех любит равно, но и с большим различием. “Любите враги ваша, – говорит Евангелие, – благословите клянущия вы, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть и изгоняющия вы” (Матф. 5, 44). Здесь ясно и определительно изображено, в чем должна состоять любовь к врагам: в прощении нанесенных ими обид, в молитве за них, в благословении их, т.е. в благих словах о них и в благодарении Бога за наносимыя ими напасти, в благодарении им соответственно силам и духовному преуспеянию, в благотворении, которое может простираться до вкушения телесной смерти для спасения врага. Пример такой любви к врагам явил Спаситель.

Но то же самое Евангелие повелевает быть осторожным с врагами своими, не вверяться им. “Се, Аз посылаю вы, – сказал Господь ученикам Своим, – яко овцы посреде волков. Будьте убо мудри яко змия, и цели яко голубие. Внемлите же и от человек: предадят бо вы на сонмы, и на соборищах их биют вас... Будете ненавидими всеми имене Моего ради” (Матф. 10; 16, 17, 22). И так самим Евангелием предписана осторожность в отношении ко врагам и по возможности мудрое с ними обхождение. Вражду производит дух мира; часто она заступает место плотской любви. Но и самая плотская любовь очень похожа на вражду. Один потомок ветхаго Адама способен к плотской любви и ко вражде: чем живее в нем ветхость, тем сильнее действуют недуги, которыми падение поразило любовь: вражда, зависть, ревность, плотская любовь. Раб Христов не может быть врагом чьим-либо.

Вы видите – Евангелие предписывает нам любовь ко врагам не слепую, не безразсудную, но освященную духовным разсуждением. Любовь – свет, слепая любовь – не любовь. Подобное этому должно сказать и о любви к друзьям. Евангелие повелевает, чтоб любовь эта была о Христе, чтоб Христос был любим в ближнем, а ближний был любим, как создание Божие. По причине этой любви в Боге и ради Бога, святые угодники Божии имели и равную любовь ко всем, и любили особенно тех, которые проводили жизнь благочестивую, как сказал святый Давид: “Мне же зело честны быша друзи Твои, Господи”. Наставляемые чувствовали более расположения к тем наставникам, в которых усматривали особое обилие духовнаго разума и других духовных дарований, душеназидательных и душеспасительных. Наставники любили более тех духовных чад своих, в которых усматривали особую тщательность к добродетели и особенное действие благоволения Божия. Такая любовь, отдающая должную цену людям по степени их благочестия, вместе с этим равна ко всем, потому что она во Христе и любит во всем Христа. Иной сосуд вмещает это духовное сокровище больше, другой меньше. Сокровище – одно!

Где Христос, там нет зависти и рвения. Любы не мыслит зла! – там спокойствие, там мысли благия, там постоянство, там святый мир. Любовь, сопровождаемая рвением – земная, плотская, нечистая. Очи у святой любви – как у орла, как у пламеннаго Херувима: от них не может скрыться и малейшее греховное движение. Но сама любовь неприступна для греха, всегда пресмыкающагося на земле; она живет на Небе, – туда переносит на жительство ум и сердце, соделавшиеся причастниками Божественной любви.

http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=608
rivertsna: (Default)
Сердце ваше да принадлежит единому Господу, а в Господе и ближнему. Без этого условия принадлежать человеку – страшно. Не бывайте раби человеком, – сказал апостол.

Всегда трогали меня до глубины сердца слова св. Иоанна Предтечи, произнесенныя им относительно Господа и себя, сохраненныя нам в Евангелии Иоанна: “Имеяй невесту”, – говорит святой Предтеча, – “жених есть: а друг женихов, стоя и послушая его, радостию радуется за глас женихов: сия убо радость моя исполнися. Оному подобает расти, мне же малитися” (Иоан. 3, 29-30).

Всякий духовный наставник должен быть только слугою Жениха Небеснаго, должен приводить души к Нему, а не к себе, должен возвещать им о безконечной, неизреченной красоте Христа, о безмерной благости Его и силе: пусть оне полюбят Христа, точно достойнаго любви. А наставник пусть, подобно великому и смиренному Крестителю, стоит в стороне, признает себя за ничто, радуется своему умалению пред учениками, умалению, которое служит признаком их духовнаго преуспеяния. Доколе плотское чувство преобладает в учениках, – велик пред ними наставник их; но когда явится в них духовное ощущение и возвеличится в них Христос, они видят в наставнике своем только благодетельное оружие Божие.

Охранитесь от пристрастия к наставнику. Многие не остереглись и впали вместе с наставниками своими в сеть диаволу. Совет и послушание чисты и угодны Богу только до тех пор, пока они не осквернены пристрастием. Пристрастие делает любимаго человека кумиром: от приносимых этому кумиру жертв с гневом отвращается Бог. И теряется напрасно жизнь, погибают добрыя дела, как благовонное курение, разносимое сильным вихрем или заглушаемое вонею смрадною. Не давайте в сердце вашем места никакому кумиру.

И ты, наставник, охранись от начинания греховнаго! не замени для души, к тебе прибегшей, собою Бога. Последуй примеру, святаго Предтечи: единственно ищи того, чтоб возвеличился Христос в учениках твоих. Когда Он возвеличится, – ты умалишься: увидев себя умалившимся по причине возрастшаго Христа, исполнись радости. От такого поведения чудный мир будет навеваться на сердце твое: в себе увидишь исполнение слов Христовых: смиряяй себе, вознесется.

Блаженни те, которые с самоотвержением следуют истинному Евангельскому учению, которые отреклись от удовлетворения похотениям тела и похотениям души! Похотения падшаго тела – греховны: греховны и похотения падшей души. Она всюду ищет осуществить свое “я”, соделаться каким-то отдельным, самостоятельным, первенствующим существом, для котораго должно существовать все прочее. Евангелие требует, чтоб такая жизнь была умерщвлена, чтоб человек признал Бога Богом, а сам встал на свое место: в разряд созданий. По умерщвлении безумной, мечтательной, на самом деле несуществующей жизни, может явиться истинная жизнь, с преизобильным ощущением существования, – жизнь в Боге.

http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=608
rivertsna: (Default)
По мнению диакона Владимира Василика, уход Бенедикта XVI является предвестником дальнейшей либерализации католицизма …
Уход папы Бенедикта XVI есть дело вынужденное. Я немного представляю себе то поколение, к которому он принадлежит. Это фронтовое поколение. Люди этого поколения стараются держаться до конца. Мой первый настоятель покойный отец Евгений Ефимов однокашник Патриарха, отец Василий Ермаков, ныне здравствующий отец Иоанн Миронов, отец Петр (Кучер) – все они старались или стараются служить и действовать. Это поколение борцов.

Понятно, что Бенедикт XVI сражался не на той стороне, на которой следовало, но ему не откажешь ни в мужестве, ни в твердости. Это был и есть человек сильной воли, твердых принципов, хотя нам, православным далеко не всегда понятных. Его консерватизм нам кажется недопустимым либерализмом. Это потому что мы исходим из нормальной православной святоотеческой парадигмы. Но что касается той среды, в которой он живет и действует, то его воспринимали там как фундаменталиста и реакционера и только потому, что в ряде случаев он утверждал незыблемые христианские ценности, такие как святость брака, его нерасторжимость и утверждал классическое, восходящее к римскому юристу Модестину определение брака как союза мужчины с женщиной, а не как однополую связь или скотоложство. К сожалению, нынче здравый смысл не в почете, а в почете извращения и искалеченные неги. Вспоминаются стихи Мандельштама:

И морщинистых лестниц уступки -
В площадь льющихся лестничных рек,-
Чтоб звучали шаги, как поступки,
Поднял медленный Рим-человек,
А не для искалеченных нег,
Как морские ленивые губки.

Бенедикта XVI называли папой скандалов. Это верно, но значительная часть этих скандалов как раз и была связана с отстаиванием христианских ценностей, здравого и правого смысла.

Само по себе отречение папы - это событие чрезвычайное. Римские папы не отрекались со времени великой схизмы, с 1415 года, когда отрекся папа Григорий XII и заставили отречься Бальтазара Косо - Иоанна XXIII. Это были эпохальные события, завершение великой схизмы и, казалось бы, начинавшейся эпохи соборности. Была надежда перехода католической жизни в русло, более близкое к экклесиологии Православной Церкви, но этого не произошло. В конце концов, всё это подготовило Реформацию.

То, что происходит сейчас, наводит на мысль, что либо Бенедикта XVI «сломали», либо пригрозили ему чем-то ещё более страшным, чем его отречение. Возможно, очередным компроматом, какими-то санкциями, продвижением каких-то совершенно невозможных законов. Нам это неведомо, только вряд ли папа Римский отрекся из страха за своё здоровье. Вероятно, что причины более глубокие, о которых мы не знаем. Эта смена власти явно не с добрыми целями, потому что Бенедикт XVI при всем своем либерализме был самым консервативным папой из возможных. Судя по всему, закулисные силы готовят либерализацию Католической церкви. Думаю, что уничтожением целибата дело не ограничится. Римо-католическую церковь ждет вторая Реформация и «третий Ватикан», причем более страшный, чем второй.

Католическая церковь входит в период очень тяжелых потрясений. Это связано с тем, что христианскую Европу добивают. Здоровые силы в Католической церкви столкнутся с ещё более опасными вызовами. На мой взгляд, это все связано с раскладом глобальных сил. На этом фоне то, что говорили на Архиерейском Соборе наши иерархи, то, что говорил Президент В.Путин, выглядит весьма смело. Надо отдать должное духовному мужеству нашего епископата и наших государственных мужей. С другой стороны, может быть, Россией сейчас будут меньше заниматься, что к её благу, а займутся Европой. Стоит ещё раз пожалеть о судьбе некогда христианской Европы, где обитали чудные святые отцы и поныне хранится множество христианских святынь. Европе готовят участь Содома.

Папа Римский был немцем, за тысячу лет это был первый немец-папа. На этом посту он, насколько мог, являл лучшие свойства немецкого характера – честность и прямоту. Опять вспоминается Мандельштам:

Есть между нами похвала без лести,
И дружба есть в упор, без фарисейства,
Поучимся ж серьезности и чести
На западе, у чуждого семейства.

Очень боюсь, что его место займет итальянский лукавец, который сдаст всё то, что не сдавали поляк Войтыла и немец Бенедикт XVI. Судя по всему, над Католической церковью сгустились тучи и скоро грянут громы и молнии, без раскола не обойдется, возможен массовый уход людей, а куда – неизвестно.

Диакон Владимир Василик, кандидат филологических наук, доцент исторического факультета СПбГУ

http://ruskline.ru/news_rl/2013/02/13/rimokatolicheskuyu_cerkov_zhdet_vtoraya_reformaciya/
rivertsna: (Default)
Диакон Владимир Василик о предложении Станислава Белковского «реформировать» Церковь …
Как сообщалось, известный либеральный политтехнолог Станислав Белковский в газете «Московский комсомолец» опубликовал статью, в которой фактически потребовал «реформирования» Русской Православной Церкви.

«Уход папы Римского важен для нас еще и потому, что напоминает о проклятых вопросах, касающихся судьбы нашей Церкви - Русской Православной Церкви Московского Патриархата (РПЦ МП). Ведь она тоже нуждается в кардинальных (прошу прощения за неудачный каламбур) реформах. Именно 2012 год высветил потребность в таких реформах ярко, как ничто и никогда», - заявил, в частности, Белковский.

По его мнению, Русская Церковь «остается - и все более становится - придатком исполнительной власти». Также либеральный политтехнолог обнародовал «основные положения доктрины церковной реформации»: ликвидация Церкви «как общественной организации, единого бюрократического целого»; трансформация Русской Православной Церкви в Российскую Православную Церковь, в «конфедерацию независимых приходов». При этой системе, по мысли Белковского, прихожане будут избирать себе пастырей, пастыри - епископов, епископы - Патриарха. Политтехнолог считает, что «неизменную со сталинских времен модель вертикального управления Церковью следует упразднить». Также он полагает, что «необходимо возродить процедуру оглашения (катехизации) - всякий член Церкви должен понимать, почему он становится православным, и что есть Бог, который главнее всех земных начальств». Кроме того, Белковский высказал мнение, что, «следуя (только в данном случае) католическому примеру, надо ввести институт конфирмации: любой взрослый человек, даже если он крещен в детстве, должен подтвердить, что принадлежит к Православной Церкви».

«Реформация необходима для того, чтобы Церковь стала институтом раскрепощения русского человека, перестав быть агентом авторитаризма и служанкой светской власти», - считает политтехнолог.

Заявление С.Белковского прокомментировал в интервью «Русской народной линии» к.филол.н., доцент Исторического факультета СПбГУ диакон Владимир Василик.

Что касается «рекомендаций» Белковского, то вначале, по примеру героя Александра Островского, следует его спросить: «Поведай нам, как ты дожил до 50 лет и сохранил во всей неприкосновенности ум 5-летнего ребенка?» Предложения Белковского, на первый взгляд, достойны смеха. С одной стороны, человек предлагает ликвидировать Русскую Православную Церковь в ее нынешнем виде; с другой стороны, предлагает ей переименоваться. Как это понять? С одной стороны, он предлагает явно протестантскую модель конфедерации приходов и полную выборность сверху донизу; с другой стороны, по примеру католиков, он предлагает конфирмацию. У этого человека просто хаос в голове, типичное инфантильное сознание.

Станислав Белковский - самозванец, потому что никакого отношения к Русской Православной Церкви он не имеет. Он ни за что не отвечает, соответственно, не имеет никакого права высказывать какие-либо рекомендации. Это все равно, если бы какой-нибудь пьяный грузчик дядя Вася полез бы давать советы ректору университета или ребенок-детсадовец стал бы поучать министра обороны.

В этих «рекомендациях» нет ничего нового, что не говорила бы наша околоцерковная либеральная обшмыга. Советы «десталинизировать» Церковь, к сожалению, звучали даже на нашем епархиальном радио «Град Петров». К тому же, о какой «сталинизации» Церкви может идти речь, когда эта Церковь так страшно пострадала в кровавые 20-30 годы? Это издевательство над нами, верующими, в духе Емельяна Ярославского (Минея Израилевича Губельмана, считавшегося главой советских безбожников).

Не ново и предложение устроить конфедерацию приходов и выборность сверху донизу - это кочетковщина. Всего лишь «милая», либеральная кочетковщина, когда прихожане отца Георгия говорили: «А у нас есть свой епископ - отец Георгий», лукаво играя новозаветным понятием «пресвитер», которое включало в себя и слово «епископ». Это требование внутрицерковной демократии. А к чему привела нас демократия на государственном уровне, вы уже видели, она едва не погубила страну. Существовало, существует и будет существовать единое тело поместной Русской Православной Церкви, которая была основана святым равноапостольным князем Владимиром, утверждена нашими святителями, намолена нашими преподобными, освящена потом и кровью наших мучеников и подвижников, благословлена Святейшими восточными Патриархами на самостоятельное служение и осенена венцом Патриаршества при благочестивом Государе Феодоре Иоанновиче в 1589 году. Это тело было, есть и будет единым.

То, что предлагает Белковский, - всего лишь пожелания в духе небезызвестного исторического деятеля Адольфа Алоизовича Шикльгрубера, простите, Адольфа Гитлера, который в 1942 году в выступлении перед высшими чинами Рейха говорил: «Необходимо раздробить в религиозном плане русское пространство на большее число единиц. Было бы желательно, чтобы в каждом городе и в каждом селе была своя Церковь, своя вера, а если они начнут практиковать черную магию, то мы и в этом не должны им препятствовать».

То, что предлагает Белковский, - это обыкновенный фашизм, обыкновенный либерально-демократический фашизм, не более того. Другое дело, что в рамках постмодерна он выглядит не столько страшно, сколько смешно и отвратительно, как говорится, «все это было бы смешно, когда бы не было так грустно», а, точнее, когда бы не было так гнусно.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/02/19/obyknovennyj_liberalnodemokraticheskij_fashizm/

Profile

rivertsna: (Default)
rivertsna

November 2014

S M T W T F S
      1
234567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios